ochendaje (ochendaje) wrote,
ochendaje
ochendaje

История с разоблачением







Корсеты и комбинации, чулки и подвязки, которые выглядели для современников куда соблазнительнее, чем для нас любые стринги с тангами.

Тайны исподнего раскрыты в парижском Музее декоративного искусства на выставке "Mecanique des dessous" — "Механика белья".

На первом фото: Панье "Приставной стул". Париж, 1887 год
Фото: Museum of Decorative Art / Patricia Canino



ARTS DECORATIFS 2013 - EXPO MECANIQUES DES DESSOUS



Женщины стоят завороженные. Мужчины ходят по выставке с широко закрытыми глазами. Вот вам настоящая небесная механика.









Dolce & Gabbana. Коллекция "весна-лето 2007"



Начинается она в Средневековье, и с первых же витрин ясно, откуда слово "механика" в названии выставки. Тогда корсеты шил кузнец. Они железные, раскрывающиеся и закрывающиеся чуть ли не на дверных петлях. Корсеты надевались со спины, затем захлопывались и запирались на груди. Эти металлические клетки выглядят как женский вариант рыцарских доспехов, выставленных как раз по соседству.










Доспехи вроде бы относятся к верхней одежде, но благодаря им здесь заводят рассказ о важнейшей части мужского костюма, а именно о гульфике. Мы ведь читали о нем у Рабле в главе, посвященной тому, как обшивали юного Гаргантюа: "На гульфик пошло шестнадцать с четвертью локтей шерстяной материи, и сшит он был в виде дуги, изящно скрепленной двумя красивыми золотыми пряжками с эмалевыми крючками, в каждый из которых был вставлен изумруд величиною с апельсин". Но видеть — не видели.








На подступах к гульфикам в длинной витрине лежат плоские и объемные кружевные воротники, скрывающие шею и упирающиеся в подбородок. Они отрезают голову от туловища и преподносят лицо владельца на манер ромашки в обрамлении белоснежных лепестков. Голова была драгоценностью, вспомнишь Иоанна Предтечу на блюде. Так вот, гульфик был столь же, если не более, торжественен — он преподносил мужественность владельца, его безграничную власть над всем, что движется. Эти расшитые и вышитые и разукрашенные детали одежды говорят нам о какой-то другой Европе, где Приапа чтили не меньше Спасителя.




Панье "Корзинка". Париж, 1740-1760 годы
Фото: Museum of Decorative Art / Patricia Canino



Хвастливый штатский гульфик, "лицемерная и бессмысленная имитация члена", как говорил Монтень, в военном облачении превращался в одну из функциональных частей доспехов, не менее важную, чем забрало или гребень. Работа рыцаря — гнать неверных и восклицать "Lumen coelum, sancta Rosa!", но даже самому славному воину надо было иногда пописать. Для этого бронированные гульфики превращались в особые краны, спасавшие его рыцарскую честь. Целый парад этих разноразмерных железных и золоченых шишек в витрине — знаки воинских отличий былых времен.






Рядом выставлены вполне современные нижние рубашки и панталоны, которые надевались под доспехи. Нечто вроде теплого егерского белья или экипировки лыжников. Странно представить себе сэра Ланселота в таких кальсонах, но мы ведь и вправду никогда не думали о том, что носили рыцари под своим железом. Не надевали же они доспехи как вериги — на голое тело.






После этого вся история нижнего белья сводится к борьбе между функциональностью и красотой, между реальными формами тела, которые, надо сказать, мало изменились со времен крестовых походов, и идеальными, которые рисовала жестокая мода. Белье постоянно становилось не просто исподним, а скульптурой, которая должна была исправить действительные или мнимые недостатки фигуры. Причем с самых юных лет. Нам показывают с десяток корсетов для детей, которых растили, как растят овощи в бутылках, сначала пеленали, потом наряжали в жесткие панцири, считая, что это поможет формированию тела.






Ренессанс дал женщинам послабления. Они сменили железные клетки на корсеты из китового уса, стискивающие талию и поддерживающие грудь. Уже не железный лом, но вздохнуть свободно им явно не удавалось. Странно думать, что боттичеллиевскую Венеру сразу после рождения из раковины должны были зажать в панцирь, точно рака. Корсет был обязателен, но при этом не забывали и о кормящих, предлагая им модель с двумя дверцами для сосков или в виде открытой сверху чаши, подносящей грудь младенцу, как на подносе.






Все, что находилось выше колен и ниже шеи, было спрятанным под одеждой сложным инженерным сооружением. Особенно это заметно в системе "корзинок"-панье, каркасов для широких юбок. Обтянутые материей, они превращали женщину в бабочку, правда, ее ангельские крылья были особенными, они помещались не на плечах, а в бедрах. Размер их таков, что юбки непременно надо было делать складными, иначе в них нельзя было войти ни в комнату, ни в карету. Эти каркасы напоминают системы подъемных мостов, кажется, что пионеры собирали их из металлического конструктора.



ARTS DECORATIFS 2013 - EXPO MECANIQUES DES DESSOUS


Такие наряды — настоящий праздник для художников кино. На выставке крутят отрывки из фильмов и прежде всего ту сцену из "Опасных связей" Стивена Фрирза, где одеваются друг для друга Гленн Клоуз, которая играет маркизу де Мертей, и Джон Малкович в роли виконта де Вальмона. Это настолько сложный и торжественный процесс, что трудно вообразить, как бы они могли друг для друга раздеваться.






Жесткие объемные "корзинки" сменились кринолинами. Талию помещали в вершину конуса, а вокруг ног висели на ремнях концентрические обручи каркаса. Наверняка в танце, если проявить неуклюжесть, нижним из обручей можно было здорово получить по ноге, но по крайней мере юбка не рисковала заесть в самый неподходящий момент.












После конической фигуры появляется знакомый нам по картинам XIX века S-образный силуэт с турнюром. На выставке целая коллекция этих самых турнюров, механизмов и приспособлений для увеличения попы. От примитивных подушечек на подвесках до сложных конструкций из кожи и проволоки и, наконец, чуда техники: раскладной полусферы, получившей название "хвост креветки". Одна такая поднимается и опускается на манекене, стоящем в полный рост,— зрелище исключительно порнографическое.





Панье. Европа, 1880 год
Фото: Museum of Decorative Art


"Mecanique des dessous", история человечества, поданная ближе к телу, свидетельствует о том, что просто тела никогда не хватало. Никто не хотел видеть нас такими, какими создала нас природа. Выделяли, как правило, что-то главное. Одна эпоха концентрировалась на груди, другая живо интересовалась бедрами, на рубеже веков турнюр образовал знаменитый Cul de Paris, "парижский зад". Женщину превращали то в букет, то в морковку, туники поднимали талию, рукава-буфф надували предплечья.






Женское белье превратилось в культурный символ, в нем видели отражение всех проблем феминизма, символ угнетения и превращения женщины в объект или, напротив, символ ее свободы и власти. Целый зал на выставке — костюмы с показов, обыгрывающие тему белья, и прежде всего — "Невеста" Жан-Поля Готье из его коллекции "Клетки", в которой кринолин заменяет фату. Вот "Сарабанда" Александра Маккуина, изображающая складки живота и обрисовывающая груди на жестком коконе-скафандре, или платье-бюстье Дольче и Габбаны, напоминающее рыцарские доспехи и обнажающее главное оружие женщины — декольте.






Обо всем этом говорится вовсе не с ностальгией. Мало того, что в отдельном зале устроена примерочная, где каждый и каждая может надеть кринолин, застегнуть на себе корсет или прицепить турнюр. История совершает весьма поучительный круг. С корсетами и турнюрами боролись когда-то как с царским режимом. И точно так же пришедшее освобождение тела показало только одно: свобода не нужна никому.



ARTS DECORATIFS 2013 - EXPO MECANIQUES DES DESSOUS


Большинство мужчин и женщин было недовольно своим телом, но совсем не готово было над ним работать. Вновь в поисках спасения обратились к белью. Появились резиновые животы для мужчин, не позволявшие им распоясываться, после войны корсет возродился в диоровских талиях new look.






Появление бюстгальтеров пуш-ап открыло соперничество мужских и женских рельефов. Памятной рекламе Wonderbra с выдающейся Евой Герциговой "Смотрите мне в глаза, я сказала — в глаза" скоро ответили декоративные приапические трусы со слоганом "Hello girls". Сам гульфик возвращается — и впору вспоминать Рабле, говорившего, что у Гаргантюа он "был не только длинен и широк,— внутри там тоже всего было вдоволь и в изобилии, так что он нимало не походил на лицемерные гульфики многих франтов, к великому прискорбию для женского сословия наполненные одним лишь ветром".







"La mecanique des dessous"
Париж, Les Arts Decoratifs, до 24 ноября






Автор текста: Алексей Тарханов







Блог Оченьдаже
add

Поделиться постом с друзьями в контакте можно вот тут, а в фейсбуке вот там, спасибо!
Tags: Выставки, Платье, Франция
promo ochendaje september 8, 2015 08:00 75
Buy for 100 tokens
Находится уж точно не в Москве и не в Питере. Тем более, не в Сочи, несмотря на все последние переделки. И даже в свежеобретенном Крыму его нет. В общем, скорее всего, вы не догадаетесь.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →