ochendaje (ochendaje) wrote,
ochendaje
ochendaje

За это не заплатят...





Миллионы пользователей видели всё это в сети, лишь единицы - в натуре. К первой годовщине его смерти СУП убил ВСЕ картинки в журнале памяти  183. Господа работники, если возможно, восстановите, пожалуйста. Но пост не об этом.





О Художнике.







Я часто бываю в высотке, на преображенской площади, перед ней есть бывшее бомбоубежище, которое стоит прямоугольной горкой в форме коробки. Ну и было решено к праздникам сделать торт.







Уличное искусство само по себе весьма уязвимо и недолговечно, а Паша 183 любил особенно хрупкие материалы и техники вроде снега, превращающего пустыри в белый лист бумаги, или проекции — хоть на стены домов, хоть на клубы пара, испускаемого теплотрассой.








Художник универсального дарования: фрески, стикеры, трафареты, проекции, объекты, инсталляции, остроумно переосмысляющие урбанистические пространства — ему давалось все. И во всем чувствовалась рука крепкого профессионала, однако офисной карьере дипломированного дизайнера он предпочел ненадежную дорогу уличного художника. Он был на улице с 13 лет и признавался в интервью, что тоскует по уличному искусству 1990-х, еще не модному, не покрывшемуся глянцем, не прирученному прогрессивными арт-центрами и эффективными арт-менеджерами, но честному, пусть даже и в своей ярости и агрессии.








В последнее время он много выставлялся и участвовал в фестивалях — в России, в Европе, в Америке. Брался за заказы, если они не противоречили его системе ценностей, например сделал граффити-декорации к постановке зонг-оперы «TODD» группы «Король и шут».








Мировая слава неожиданно обрушилась на Пашу 183 в начале 2012-го года, когда ряд крупных британских изданий ранга The Guardian опубликовал материалы о русском Бэнкси. Его, кажется, раздражала эта мгновенно прилипшая к нему кличка, он ведь никому не подражал. У него был свой стиль — стиль анархического романтизма, и его герой или же героиня вечно пробивает стену.








У него был свой масштаб — масштаб прирожденного монументалиста, когда брандмауэра, эстакады и дорожного полотна мало. Часто работы Паши 183, те же «Очки», рассчитаны на взгляд сверху — с высоты птичьего полета, а может быть, из космоса.








Прямо как у средневековых мастеров, бравших в расчет главным образом одного зрителя — того, что смотрит с небес. Впрочем, в эру интернета стрит-арт таких ярких художников, как Паша 183, даже если шедевры его появляются за ночь и исчезают уже на следующий день, моментально доходит до миллионов из не столь высокопоставленной аудитории.








Мастера граффити звали Павел Пухов, родился 11 августа 1983 года в Москве. Получил два высших образования: одно по специальности «коммуникативный дизайн», второе — «юриспруденция». В одном из интервью он упомянул, что занимается граффити с 15 лет.








Цитаты







Вначале думаю, потом вижу, затем показываю что вижу.








Так случилось, что живя в государстве с многовековой историей, мы столкнулись тем, что гении нашей родины с их мыслями и достижениями стали для нас таким же обыденным делом, как приготовление яичницы. Они считаются чем-то устаревшим, как и сама культура в целом. Эта участь постигла и профессии этих гениев. В России очень сложно найти работу и реализоваться поэтам, музыкантам, философам, художникам, актерам. Вообще любая творческая профессия в России считается пустой тратой сил и времени. Данный проект именно об этом. Забыли свое прошлое, потеряли уважение к нему, «все песни распроданы, смыслы утрачены».








Реклама даёт свободу выбора? А свободны ли вы от рекламы чтоб сделать верный выбор?








Я довольно редко бываю в Санкт-Петербурге, примерно раз в год, но каждый раз я убеждаюсь что на ряду с бесконечными гравюрами, статуями и барельефами, ангелов. Здесь живут люди которых вполне можно назвать ангелами во плоти. Этот проект посвещяется всем Петербуржцам.







19 августа 2011-го — годовщина путча 1991-го года. Страна доведенная до отчаяния политикой государства. Народ берет в свои руки "оружие" и как неизбежность пролитая кровь. Вряд ли кто то сможет точно сказать, сколько людей погибло в этой гражданской войне и мы уже не знаем их имена. Мы решили "напомнить" нашим гражданам о этих людях и событиях 91-93го годов и дать возможность самим пройти сквозь пикеты омона в этот день. Пикет продолжался недолго всего 1 час, после как и с приходом новой власти рабочие гражданской войны ушли "в тень"







Где-то во Франции, импровизация ангара.








Теперь каждый может покинуть обезьянник самовольно.








«Жизнь без любви, или жизнь за любовь - все в наших руках.» (К. Кинчев)








Однажды, проходя через дворы Пречистенки, я был поражен количеством видеокамер наружного наблюдения, те что висели на жилых домах и офисах. Зайдя в один из дворов я был просто потрясен увиденным - двор с трех сторон был окружен стенами офисов. Администрация офисов посчитала необходимым в этот маленький дворик вывести 8 камер наблюдения. Прямо под камерами стояло 2 лавочки на которых ютились влюбленные пары. Я спросил их, "уютно ли вам тут под камерами?" и ответ был очевиден - "нет!" Заинтересовавшись этой темой я под прикрытием студента МГУ начал проводить опрос на видео и как итог я услышал сакраментальную фразу "ощущение что скоро и автоматы под камеры повесят". И я решил что это замечательная тема для очередной инсталляции.фоторепортажа.








Наряду с кондеями пусть висят микроволновки, телики и холодильники...








Изначально была идея сделать объект, который интерактивно передвигался бы по горизонтали и имитируя компьютерную игру стрелял "лазером" по машинам в момент пробки на дороге, и после видеомонтажа машины, как в компьютерной игре исчезали. Наиболее подходящим персонажем стал space invader из старой восьмибитной игры Space invaders. Его динамика перемещения как раз соответствует поставленной задаче. За основу экрана был взят ж/д мост, который как нельзя лучше подходил своими размерами и обеспечивал безопасное прохождение объекта над потоком машин. Трос на который крепился захватчик толщиной с большой палец руки и выдерживает нагрузки до 400кг, с учетом того, что invader весит 2,5кг. Механизм "космического захватчика" оборудован системой стабилизации и антисрывным механизмом, даже при плотном потоке ветра и при перевороте вокруг своей оси объект не может упасть или сорваться. На борту у захватчика имеется стробоскоп и лампа предварительной подсветки, перед ходом происходит предварительное зажигание пускового огня. И стробоскоп, и пусковая лампа подсветки, находясь при расчетном расстоянии от земли 15 метров, направлены вверх, что исключает ослепление и водителю объект виден издалека, как указательный щит. Ну и в завершении всего захватчик оборудован радиоуправляемым серверным приводом, который работает на частоте wi-fi, полностью исключая инородные радиосигналы. Вся конструкция собиралась в течении двух недель, и на протяжении пяти дней тестировалась. В итоге получился не борец с пробками, а полноценная компьютерная игра в реальном времени.








У меня есть стремление к возврату к прошлому, потому что все светлое в моей жизни связано с прошлым. В Екатеринбурге я готов воспринимать настоящее, оно мне здесь нравится, и город нравится. В Питере могу, а в Москве — не могу, потому что настоящее в Москве, как мне кажется, абсолютно ужасное. Рыночные отношения, постоянная погоня за деньгами, постоянный «донт-стоп», который не прекращается вообще. И больше всего мне не нравится как в Москве, так и в людях — это пафос. Если у человека есть пафос, этот человек закрыт для меня навсегда. Очень тяжело общаться, и я его не воспринимаю. Мы на разных волнах работаем просто, а в Москве это сплошь и рядом.







Я не считаю себя политическим художником. Я могу говорить о политике, но заниматься ей вплотную все время?! Для меня политика — еще большая грязь, чем реклама. Стоит туда наступить одной ногой, и ты уже в ней по уши. Мне многое не нравится в политике — о чем я хотел бы сказать, что хотел бы изменить, и я пытаюсь это делать, но ударяться только в это не хочу.








Наверное, протестное искусство мне все же ближе, потому что я в принципе воспитан на такой сопротивленческой идеологии. Я скорей анархист, не признаю никакой власти. И у меня достаточно абсурдные, сложные взгляды на жизнь, очень тяжело от этого бывает. Я считаю, что человек настоящий только тогда, когда он может отказаться от чего-то большего в пользу чего-то меньшего, но более важного и нужного. Если ты можешь это сделать — здорово, и в этом тоже есть какой-то протест.








Очень люблю творчество Егора Летова, во многом потому что человек перед собой жег все мосты. Не за собой, а перед. У него была куча предложений, например, выступать с Rolling Stones, ездить во всякие турне по Европе, и он от всего этого сознательно отказывался. Выступал порой перед какими-то пьяными дебилами, которые даже ни хрена не понимали, о чем он говорит, но при этом он для себя оставался человеком, и это очень важное качество. Мне кажется, что в этом есть что-то блаженное и юродивое. Тебе всё дают, но нет, пошли нахер, я буду делать то, что делал всегда, то, от чего меня прет.








Системным администратором работал, дизайнером, реставратором, художником-постановщиком на съемочной площадке. Работал оператором, фотографом, монтажером, иногда со звуком. Как-то в киношные темы я вписался. Работал с Гинзбургом на проекте «Дженерейшн Пи». Я сейчас вряд ли смогу назвать тебе все, где я работал, меня так мотало, что... даже психологом работал детским. Обалдеть. Но из всего, где я работал, мне понравилась только съемочная площадка, но в то же время мне и не нравилось, потому что я делал не то, что хочу. Не мои задачи. Мне хочется другие вещи делать, хотя может быть этими же инструментами.







Никас Сафронов предлагал такое: его привезли к моим работам, и он с ящика вещал, что «у Паши неплохие штуки, я считаю, что ему нужно переходить на гособеспечение, на легальную основу». Естественно моя реакция была «ну нахрен».








У Булгакова Иешуа говорил: «Плохих людей нет»... Вот и я так считаю. Есть люди, которые воспитаны неправильно, и большую-большую роль играет именно общество, в котором воспитывается человек. Есть еще такой фактор, как гены, предрасположенность человека к чему-то. И меня удручает, что в России существует уже определенная порода людей...






Опять же у Булгакова в «Собачьем сердце» Преображенский говорит, что вместо того, чтобы песни горланить и ссать мимо унитаза, нужно брать метлу и вычищать дворы, заниматься своими прямыми обязанностями. И речь тут идет именно о породе людей, которая столетиями у нас формировалась, и их изменить очень тяжело.








Что такое культура? Культура — это система запретов. Чем больше у тебя запретов, сдерживающих факторов, тем ты культурней, а у меня запретов мало. Я скорей просто самокритичный человек, и эта самокритичность меня спасает. Где-нибудь накосячу, потом думаю: «здесь я поступил неправильно, так больше поступать не буду».








Когда ты слышишь о любви из уст любящих и сам говоришь любимому человеку — это одно и это прекрасно. И совершенно другое, когда слово «любовь» употребляется сотни раз Филей Киркоровым, Веркой Сердючкой и Борисом Моисеевым. Оно становится для тебя приторным, навязчивым и надоевшим. Дом-2 еще вот: строим свою любовь. Ребята, если это любовь, то о чем Шекспир тогда писал? Это уже подмена понятия началась. И вот это и есть профанация, которая происходит не только со словом «любовь».







У меня есть друг, Тимур Форк, он узбек. И как-то мы общались, и он перешел на свой родной язык. Самое интересное, что я интонации понимаю, но что конкретно он говорит — абсолютно непонятно. И то же самое в рекламе — она должна быть ориентирована на того, кто ее поймет, кто способен считать определенные знаки и информацию. То есть для каждой группы в обществе с разным интеллектуальным развитием совершенно разный должен быть подход. А наша реклама она вся и всегда ориентирована на Шариковых. И если деление все-таки начнется, станет получше. Я бы очень этого хотел.






Выставка


Несколько дней назад в ММСИ на Гоголевском открылась большая выставка работ Паши. Короткий разговор с его друзьями и коллегами:



Фотография: предоставлено ММСИ


Алексей Кио
художник

«Мы познакомились в 2003-м, я тогда по учебе часто бывал в районе станций метро «Преображенская площадь» и «Улица Подбельского». Однажды, проходя дворами, увидел нескольких ребят, неспешно рисовавших граффити. Одним из них оказался Паша. Мы быстро поладили и уже на следующий день пошли рисовать вместе.





Фотография: Евгения Зубченко




Паша был изощренным изобретателем, постоянно придумывал новые устройства для работы. Он придумал пакет, в одной из стенок которого был вмонтирован трафарет, а внутри лежал баллон с краской. Пакет позволял наносить трафареты на улицах в дневное время, не привлекая особого внимания. Было забавно наблюдать за этим: Паша просто подходил к стене, делал вид, что копается в пакете, а когда отходил, на стенке красовалось небольшое, свежее, сочное изображение.





Фотография: Евгения Зубченко




Публикацию в The Guardian Паша воспринял болезненно. В одночасье пошли какие-то звонки, материалы, интервью, внимание обрушилось на него валом. Он сильно переживал, что его обозвали русским Бэнкси и часто приплетали выдуманные факты, переиначивали смысл.





Фотография: Евгения Зубченко




Раньше я иногда рисовал на поездах. Несмотря на негативное общественное мнение в отношении этого направления традиционного граффити, в нем есть своя неповторимая романтика: ехать на последней электричке, сидеть в кустах, выжидая момент, когда машинисты и охрана заснут или отлучатся, бежать в тишине и быстро, глядя по сторонам, рисовать на панели (нижняя часть вагона. — Прим. ред.), убегать обратно, а утром «ловить трафик» — снимать свои проезжающие «куски». Мой единственный хол-кар (whole car, целиком закрашенный вагон поезда. — Прим. ред.) тоже был сделан в одну из наших совместных вылазок с Пашей».





Фотография: Евгения Зубченко





Павел Зюмкин
художник


«Познакомились мы в мастерской у Кирилла Кто на «Винзаводе», года три или четыре назад, по поводу одного моего анонимного проекта. Он уже тогда нелестно отзывался о журналистах и пресловутом прозвище русский Бэнкси, каждый раз сокрушаясь об этом.





Фотография: Евгения Зубченко




Два года назад он приехал ко мне, чтобы я помог ему посчитать декорации. Разговорились, вспомнили поговорку «По реке плывет кирпич, деревянный, как стекло…». А у нас после монтажа одной выставки как раз осталось метров 40 пенопласта — и Паша придумал, что с ним делать. Мы взяли пенопласт и сделали проект «Плывущий кирпич». Сам кирпич сделал мой брат, а один телеканал помогал с транспортировкой: по дороге ехала их «газель», а следом, на веревочке, плыл по Москве-реке этот кирпич. Мы под дождем четыре часа ковырялись — где встать, куда смотреть, — в итоге сюжет не вышел в эфир, и даже репортажа не осталось. Но осталось Пашино видео: он каждую свою работу очень тщательно документировал.





Фотография: Евгения Зубченко




Мы сейчас разбираем его материалы, и все было у него аккуратно по годам и темам разложено: объекты, заказы, световые инсталляции, эскизы. Он очень щепетильно относился к своим работам, структурировал свой актив. Я его называл «поэт ни дня без строчки»: человек спал по 3 часа в сутки и обладал огромной работоспособностью — если не занимался объектом на улице, то рисовал холсты дома, готовился к новым инсталляциям и так далее.





Фотография: Евгения Зубченко




Как-то мы гуляли в центре. Напротив памятника Ивана Федорова обновляли брусчатку, и вокруг стояли оградительные конусы. Мы переставили парочку — так, чтобы они образовали сердечко. Подошел охранник разбираться — Паша моментально сел ему на уши, рассказал, как жизнь устроена, и тот отошел. Мы много работали у себя на районе, и он говорил, что во всех отделениях его воспринимали как своего. Поначалу «принимали», а потом уже здороваться стали. Если поступил вызов, они приезжали, но говорили: «Сегодня заканчивай, а завтра будет не наша смена, приходи опять рисовать». Договаривался легко.





Фотография: Евгения Зубченко




В планах на 2013 год у него стояло огромное количество проектов, появилась девушка. Он тогда вернулся из Питера, где сделал со своей дамой инсталляцию «Крылья». Раз я спросил Пашу: «Почему 183?» Он так сказал: «Меня эта цифра преследует». В день его гибели я забыл телефон дома, а когда вернулся, увидел 83 пропущенных звонка».








Полина Борисова
куратор выставки


«Меня никогда не интересовало граффити, это были для меня просто кривые буквы. Но в 2008-м мне принесли портфолио разных художников, и меня заинтересовали два: это, собственно, Паша и команда «Зачем». Остальное было подростковой ерундой. Среди Пашиных работ была одна фестивальная, где он нарисовал портрет двух участников «Гражданской обороны» с известной фотографии.





Фотография: Евгения Зубченко




Мой муж — гитарист «Гражданской обороны», так что я отыскала Пашин ЖЖ и написала ему: «Чувак, а почему двое? На фото было четверо». Он ответил, что было мало краски и времени, но что он обязательно всех дорисует. Меня поразил его подход — ему было не все равно, он переживал. Мы моментально сдружились, нашли кучу точек соприкосновения.





Фотография: Евгения Зубченко




Самая безумная история с Пашей произошла в один из моих наездов в Москву в апреле 2012 года. Он позвонил и позвал встретиться — времени у обоих было мало, и единственная возможность представилась только ночью. Я приехала на Подбельского в половину второго ночи, Паша меня встретил и говорит: «Надо купить весы». По пути он рассказывал про новый проект: повесить между шестнадцатиэтажками на провода фигуру космического захватчика. Паша опасался, что объект выйдет тяжелее, чем он рассчитывал, — для этого и были нужны весы.





Фотография: Евгения Зубченко




Я представила масштабы трагедии в случае, если провода не выдержат, но Паше нельзя было сказать нет. В магазине никаких весов не оказалось, конечно же, и мы пошли обратно. Я его уговаривала не вешать этого захватчика на провода, потому что на улице дождь и вообще Страстная пятница. Он кинул монетку — выпало «не делать», но все же Паша отправился на чердак. Через три часа вернулся и сказал, что увидел там табличку «Опасно для жизни», — и это его окончательно убедило. Но был запасной вариант — он, как известно, потом повесил захватчика под мостом.





  Фотография: Евгения Зубченко




Он очень основательно готовился ко всему. К примеру, когда в Москве долго не было снега, он жаловался, что это вынуждает его отложить одну идею на потом. И когда выпал снег, он ужасно обрадовался — прислал мне видео и фотографию своей работы «Очки». Работая на улице, никогда нельзя что-то предвидеть — меж тем у Паши всегда были варианты А, B, C и D».









Виталий Кузьмин
фотограф, художник


«В последнее время обычно было так: Паша звонил и спрашивал, что я делаю завтра, а то и сегодня, смогу ли помочь, — надо поснимать. Он звонил всем, кому мог, и всегда находился кто-то свободный. Иногда проекты делались вдвоем-втроем, но для некоторых требовалось гораздо больше людей, как, например, в случае со «Space Invader». Всякий раз у каждого была своя четкая, заранее отрепетированная роль, Паша очень хорошо продумывал все, никогда не было каких-то серьезных проблем. Хотя на следующий день после реализации «Space Invader» было страшновато.





Фотография: Евгения Зубченко




Мне позвонил Паша и сказал, что сейчас придет и разговор не телефонный. Оказалось, что новостные ленты пестрили заголовками «Граната на растяжке» — так некоторые восприняли акцию. Где-то были реальные фотографии с макетом захватчика, кинологами и полицией, а где-то просто фотографии настоящей гранаты, взятые из интернета. Мы немного испугались, потому что дело серьезное, хотя в тот же день репортаж пошел в вечерний выпуск новостей.





Фотография: Евгения Зубченко




Все заработанные деньги он вкладывал в свои работы, был бесcребреником, порой не умел обращаться с деньгами, хотя, может, так и хотел: если нужно на проект, он свое потратит, да еще и займет. Ему не был интересен отдых в общепринятом понимании слова; можно сказать, что он не умел отдыхать.





Фотография: Евгения Зубченко




Я тут смотрел подборку его работ 2005 года — их просто огромное количество. Он везде рисовал свои черно-белые лица, в то время это была редкость, поэтому его легко узнавали и он стал выделяться из общей массы шрифтовиков. Не знаю, был ли у Паши какой-то долгосрочный проект, объединяющий все, что он делал, но, по сути, все его проекты об одном — о людях, взаимоотношениях, родине, любви, сострадании. Он ничего не делал для красоты или просто так, во всем была идея. Иногда казалось, что он сам себя загоняет таким сложным и надрывным отношением ко всему вокруг, но Паша просто не мог иначе.






Фотография: Евгения Зубченко




Известие о его смерти — гром среди ясного неба. Только все начало как-то налаживаться: публикации, признание, интересные предложения, проекты, выставки, личная жизнь…»




Владимир Chake
художник


«Паша никогда не стал бы затрагивать религиозную тему, потому что был очень верующим человеком. Никогда бы не стал пропагандировать порнографию, наркотики и алкоголь, он очень переживал за этот мир, что и воплощал в своих работах.








Мы с Пашей были знакомы с детства, наши родители со школы дружили, учились вместе. Я рисовал с ранних лет, а вот Паша в детстве рисовать не любил — ему нравилось делать что-нибудь руками. Мастерил всякие чемоданчики, маленькие мотоциклы, однажды собрал соседям на даче душ целиком. Все сам — такой был талант, всегда что-то изобретал, что и нашло применение позднее, когда он ушел из граффити в стрит-арт.








В начале 2000-х, когда мы стали заниматься граффити и танцевать брейк, на районе было всего несколько команд, которые рисовали на стенах, все друг друга знали и были примерно одного возраста. Мы были самоучками и все узнавали на своем опыте, информация практически отсутствовала. С другими граффитчиками знакомились прямо на улице. Люди были более добрыми и открытыми, к тому же пунктуальными. Мобильников не было, но все приходили в условленное время в условленное место без опозданий.








В 2001-м мы решили освоить поезда. Тогда уже много кто занимался трейн-бомбингом, но за каждой железнодорожной веткой следила своя команда, и за рисование на чужой территории наказывали. Обычно новички знакомились с более опытными, чтобы те показали — что и как. Но мы решили попробовать, никого не спрашивая. В то время мы еще даже не отличали трафиковый поезд от нетрафикового (то есть выезжающий или не выезжающий). Наугад взяли дальняк и вышли рисовать.








Паша пошел первым, сделал первый шрифт, начал второй, а я сидел и смотрел за палевом. На другой стороне дороги стояло несколько обходчиков, и под вагоном даже виднелись Пашины ноги — непонятно, почему нас не заметили. Следом приступил я — и только успел доделать, как внезапно поезд поехал! Мы побежали следом, не прячась, пытаясь снять все на свои пленочные мыльницы, сверкая вспышками. Но нас не поймали, и мы спокойно пешком пошли домой».








Эпилог


Через несколько дней после смерти Паши, на официальном сайте Бэнкси была опубликована новая работа знаменитого англичанина «P183. R.I.P.» - в память о Паше 183








В 2013-м, про Пашу сделали документальный фильм. Фильм содержит записи из личного архива художника (в частности, видео, посвященные созданию его работ), а также интервью Паши 183 и фрагменты передач о художнике. В картине рассказывается как об инсталляциях и уличных рисунках художника, так и о его работе над декорациями к мюзиклу «Todd» и о снятом им фильме «Сказка про Аленку 2005».


Продолжительность картины 43 минуты. Ее премьера состоялась в день, когда Паше должно было исполниться 30 лет.






Есть в восточном округе замечательный Архиерейский пруд, там прошло мое детство и детство многих из моих близких и знакомых. К сожалению, я раньше совсем не думал над тем, как много для меня значит мое прошлое. Я проходил сотню раз в тех местах, но думал о всякой ерунде, не понимая, что самое дорогое там, это мое прошлое, без которого не было бы будущего. Я забывал, как и многие из нас, дорожить объятиями самых близких нам людей, которые посвятили свою жизнь нам и нашему будущему. Этот проект посвящяется всем, в ком живет ребенок. Остановитесь на мгновение, ваша суета никуда не денется, а вот драгоценные минуты счастья порой уже не повторить. Помните...







Светлая память.








Источники: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8), (9), (10), (11), (12), (13)

Блог Оченьдаже
add
Поделиться постом с друзьями в контакте можно вот тут, а в фейсбуке вот там, спасибо!
Tags: ЖЖ-мастера, Россия, Стрит-арт
Subscribe
promo ochendaje september 8, 2015 08:00 91
Buy for 100 tokens
Находится уж точно не в Москве и не в Питере. Тем более, не в Сочи, несмотря на все последние переделки. И даже в свежеобретенном Крыму его нет. В общем, скорее всего, вы не догадаетесь.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 205 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →