ochendaje (ochendaje) wrote,
ochendaje
ochendaje

Categories:

Национализм у нас в моде.




Уместен ли в этом деле национализм, за что надо уважать женщин 1990-х и почему в Ульяну Сергеенко влюблен весь модный бомонд?


История


Мода всегда является отражением социальных, политических и культурных процессов – это утверждение сегодня крайне популярно и растиражировано многими историками моды. Если рассматривать эволюцию моды и модной индустрии в разных странах с этой точки зрения, получится интересная картина.

Практически везде рано или поздно наступал момент, когда национальный костюм оказывался забытым. Крупных государств с многовековой историей, где традиционный наряд дожил до современности, осталось крайне мало. Однако в разных странах этот отрыв происходил в разное время и с разной степенью трагичности.

В Японии, например, он случился лишь в середине XX века в связи с поражением во Второй мировой войне и под влиянием активной принудительной «американизации» образа жизни японцев. В Индии сари носят до сих пор, но, учитывая тотальную глобализацию, неизвестно, насколько долговечной окажется эта традиция.




Япония, XIX век. Фото: Enami Nobukuni





Индия, Варанси, 2012 год. Фото: Nikos Economopoulos



Что касается России, то поворотный момент в истории забвения национального костюма относится ко временам правления Петра I. Большинство помнят из школьных уроков истории знаменитый указ о «О ношении немецкого платья, о бритии бород и усов и так далее…». Закон распространялся на дворянство, но европейский стиль в одежде быстро прижился у большей части населения. Все потому, что любовь к подражанию жила, живет и будет жить вечно. В итоге за четверть века кокошники и кафтаны оказались забытыми.





«Стрижка длинных пол и бород при Петре I» Сергей Ефошкин


Позже были попытки вернуть национальную атрибутику. Екатерина Великая вносила элементы русского народного костюма в одеяние своих фрейлин, война 1812 года способствовала временному всплеску патриотизма, в том числе и в моде, а Николай I в 1834 году издал указ о введении обязательного придворного платья в русском стиле, но удачей начинание не увенчалось.




Императрица Александра Федоровна (жена Николая I); А.Малюков, 1836 год



Русский национальный костюм канул в Лету после Первой мировой войны и Октябрьской революции. Многие поколения не просто забыли, а полностью перечеркнули эстетическое наследие прошлого, сначала из-за условий военного времени, позже с переходом к коммунистической идеологии. На момент распада Советского Союза связь с корнями была давно и полностью утрачена, в то время как европейская мода успела пережить множество трансформаций, изменившись кардинально.




СССР, Москва, 1947 год, фото: Robert Capa
После распада СССР


Женщинам на постсоветском пространстве пришлось оперативно вливаться в мир моды, в котором тенденции уже сменяли друг друга каждый год, а быть «в теме» стало далеко не так просто, как семьдесят лет назад. Стремление мимикрировать под Европу, отказ от своего культурного наследия, чтобы соответствовать европейским и американским стандартам, – результат, с одной стороны, трагичный, с другой – закономерный. Едва ли у нас есть право осуждать женщин, вынужденных менять свои представления о красоте под давлением новых стандартов, ведь парадигма существования в изоляции от внешнего мира себя не оправдала. К тому же модницы 1990-х входят в ту немногочисленную категорию женщин, чей леопардовый тотал-лук и пергидрольные волосы должны вызывать не рвотный рефлекс, а уважение. Их попытки конкурировать с западными модницами хоть и провалились, но стали базой для той культуры ношения одежды, которая есть сегодня.




Москва, ГУМ, 1997 год, фото: Gueorgui-Pinkhassov
Русские и «русское» на Западе


На Западе все русское всегда вызывало интерес и нередко восхищение. Началось все с «Русских сезонов» Дягилева, продолжилось увлечением Россией Поля Пуаре и волной русских мигрантов, ринувшихся во Францию, Германию, США и Великобританию после большевистской революции. Молодые девушки из высшего общества тогда пользовались огромным успехом не из-за своей небывалой красоты, а из-за манер, умения вести себя в обществе и изысканности.




Слева: Тея (Екатерина) Бобрикова (1909 года рождения), русская модель в модном доме Жанны Ланвен; справа: Мия Оболенская (1902 года рождения), модель в модном доме Поля Каре, наследница княжеского рода Оболенских



В 1976 году интерес к России возродил Ив Сен Лоран своей «Русской коллекцией». В 2009 году случился бум на русскую атрибутику: Карл Лагерфельд посвятил целую линейку кокошникам и муфтам, для Kenzo Антонио Мараас одел моделей в шапки-ушанки и меха, Джон Гальяно увлекся древнерусским костюмом. В 2013 году Red Valentino использовал цветочные узоры, стилизованные под хохлому, а Valentino – под гжель. Тенденция нашла отражение и в масс-маркете.




Сапоги Topshop, 7500 рублей (2009 год, Нью-Йорк)





Yves Saint Laurent, 1976 год





Chanel Pre-Fall 2009





Kenzo Spring-Summer Ready-to-Wear 2009





John Galliano Fall Winter Ready-to-Wear 2009/2010





Red Valentino Autumn-Winter Ready-to-Wear 2013/14





Valentino Autumn-Winter Ready-to-Wear 2013/14


Народные мотивы в коллекциях российских дизайнеров


Интерес к родной стране со стороны российских дизайнеров появился относительно недавно. Народные мотивы с середины 2000-х начали по-разному обыгрываться многими модельерами, например: Денисом Симачевым, Аленой Ахмадулиной, Татьяной Парфеновой, маркой A La Russe, Викой Газинской и даже Гошей Рубчинским. Сейчас на первый план вышла Ульяна Сергеенко. Злые языки объясняют успех карьерой мужа, но представьте, у скольких российских крупных бизнесменов есть жены, которые пытались оказаться на ее месте, и скольким это удалось?



Denis Simachev Fall-Winter 2005/2006





Tatyana Parfionova Spring-Summer 2006 («Красавица»)





Alena Akhmadullina Spring-Summer 2013 (по мотивам сказки «Царевна-лягушка»)





A La Russe Autumn-Winter 2013/14





Ulyana Sergeenko Autumn-Winter 2011/12


Должна ли русская мода быть «русской»


Интерес к русской атрибутике со стороны именитых марок можно интерпретировать по-разному. С одной стороны, фольклор всегда будет привлекателен для мира высокой моды. С другой стороны, к концу 2000-х российский рынок наконец стал привлекателен для зарубежных марок, и интерес к «русскому» можно объяснить желанием привлечь клиентов. Если говорить о российских дизайнерах, то основной фактор – это национальная гордость, спавшая в 1990-х, но проснувшаяся в 2000-х не в последнюю очередь из-за политики властей.

Но национальное – это не только кокошники, сарафаны и рубахи. Взять хотя бы Ульяну Сергеенко и Гошу Рубчинского. Их творчество отличается друг от друга кардинально, но оба они добились успеха благодаря тому, что черпали вдохновение из прошлого России: дореволюционного, советского и 1990-х. Отдельному человеку невозможно реализоваться в творчестве, открещиваясь от истории Отечества. То же справедливо и по отношению ко всему fashion-сегменту. Париж никогда не стал бы столицей моды в одночасье, а Ульяна Сергеенко в одиночку никогда не принесет России статус страны с развитой модной индустрией. Первый шаг мы уже сделали. Но популярность тех или иных марок все еще зависит в первую очередь от потребителей, чувствуете груз ответственности?





Дизайнер: Susanne Bisovsky (Austria)





«Царевна-лебедь», Михаил Врубель, 1900 год





Дизайнер: Agnieszka Osipa; фото: Marcin Nagraba; модели: Wiktoria Soszyska и Aneta Cypryaska





Дизайнер: Agnieszka Osipa; фото: Emilia Trojan





Дизайнер: Agnieszka Osipa; фото: Marcin Nagraba; модель: Klementyna





«На горах» Михаил Нестеров, 1896 год





Съемка «Миф и фольклор» для японского издания Vogue (октябрь 2005)





Съемка «Миф и фольклор» для японского издания Vogue (октябрь 2005)





Съемка «Миф и фольклор»для японского издания Vogue (октябрь 2005)






«Боярыня», Константин Маковский, 1885 год





Ирина Водолазова для русского Elle (ноябрь 2012 года), фото: Аза Таллгард





Слева: «Русская красавица в кокошнике», Константин Маковский; справа: съемка для русского Vogue (апрель 2011), фото: Mariano Vivanco





Cъемка для русского Vogue (апрель 2011), фото: Mariano Vivanco





Cъемка для русского Vogue (апрель 2011), фото: Mariano Vivanco





Слева: съемка русского Vogue (декабрь 2007), фото: Miguel Reveriego; справа: шапка мономаха, экспонат Оружейной палаты





«Пантомима», Михаил Врубель, 1896 год





Дизайнер: Darya Urkineeva, фото: Felix R. Krull

Tags: Платье, Россия
Subscribe
promo ochendaje сентябрь 8, 2015 08:00 95
Buy for 100 tokens
Находится уж точно не в Москве и не в Питере. Тем более, не в Сочи, несмотря на все последние переделки. И даже в свежеобретенном Крыму его нет. В общем, скорее всего, вы не догадаетесь.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →